Десять дней тишины. Випассана.

Предисловие. Как я узнала о випассане.

Слово «випассана» впервые услышала от Лехи, некогда моего гоанского приятеля.
- Десять дней молчишь – вот что такое випассана, - дал определение он.
- Ого! С детства мечтаю помолчать хотя бы денек!
«Помолчать» я поняла буквально – то есть не разевать рот, не продуцировать звуки.
- Медитируешь по 10 часов в сутки, - чуть позже услышала от Лены, тоже гоанской приятельницы, которая на духовных практиках съела не то что собаку, а целый питомник четвероногих.
«Медитировать» я понимала также по-своему – это значит, сидеть в позе лотоса с закрытыми глазами и сложенными в красивый этюд руками.
- Не принимай близко к сердцу то, что придет тебе на ум в течение ретрита. Наблюдай слегка отстраненно, как в кино, - самый дельный совет, что я получила от Илюхи, моего давнего друга, до того как добровольно запереть себя в центре медитации, расположенном под Катманду.
За три недели до практики я заполнила регистрационную форму на официальном сайте випассаны по Гоенко, учителя который почти всю свою жизнь посвятил тому, чтобы люди бесплатно могли открывать для себя новый мир, меняться изнутри. Как бесплатно? За донейшн. Ты отдаешь столько, сколько можешь отдать, сколько хочешь. А если вообще гол как сокол, есть возможность стать волонтером после прохождения одного ретрита, помогать организовывать весь курс от начала и до конца.
Ответ пришел спустя две недели.
Ну а дальше я поехала к Кармапе получать прибежище Будды, ничего в этом не понимая, воспринимая все происходящее с иронией, прожженным скептицизмом и неиссякаемым ощущением, что я умнее других, что все полные идиоты, верят в каких-то богов, тратят драгоценные минуты на сиденья по деревьями и врут всем вокруг, что каждый раз, скрещивая ноги и закрывая глаза, натягивая на лицо блаженную улыбку, они видят божественный свет и летают в царствиях небесных-разнебесных. Ну-ну… Я-то знаю, что все мы пыль: родились, оставили свой след в виде какого-либо энергетического сгустка (дети, творчество, постики в вк) и сгнили в земле, снова обратившисть в пыль, которая, в свою очередь, сольется с общим потоком и отпочкуется от него однажды в виде еще одной структуры пыли: каменной плиты, ромашки, цыпленка, яка или хома сапиенса. И это бесконечный процесс. Причем вполне очевидно, что энергия, накопленная тобой, не вселится в очередное материальное тело в том самом виде, в каком ты ее накопил. Какая нахрен карма! Она просто замиксуется в общем потоке. Так что ради справедливости – да всем пофиг кем ты там был в прошлой жизни, на будущую ты повлиять тоже не можешь. Ибо жизнь есть только настоящая. Жизнь твоего сегодняшнего ума (беспокойного или ровного, негативного или более менее солнечно мыслящего, интеллектуально подкованного или бедного) в сегодняшнем теле, тощем или жирном, низеньком или высоком, рельефном или совершенно неприглядном. Короче, в випассану я вписалась не с целью облагоражения собственной кармической природы. Плевать мне, по сути (было) на общий поток сознания и переселение душ, миллирадов и триллиардов пылинок. Плевать мне. Было. По большому счету, давайте честно, я хотела:
А) бесплатно пожить в горах 10 дней после утомительных поездок по Индии, пожить там, где безопасно, где тебя кормят, есть крыша над головой, где можно, в конце концов постираться и помыться по-человечески.
Б) помолчать.
В) остаться без связи с миром (телефон, инет, книги, музыка, писательство).
Г) провести эксперимент над своим телом – сможет ли оно сидеть в одной позе по 10 часов в день.
Д) подумать в тишине, что делать дальше со своей кругом нестабильной жизнью.
Е) а потом уже: научиться контролировать свое эмоциональное состояние, почистить ум от всякого хлама, выкинуть к чертям с чердака все старье и навести там идеальный порядочек.
Какие санкхары? Вы о чем, господин Гоенка? Это что вообще такое санкахара ваша? Избавление от страданий? Да разве ж можно от них избавиться? И зачем? С ними как-то привычнее живется на белом свете, на контрасте ярче становятся моменты счастья, радости… Не-е, я вписалась в випассану спонтанно, в сущности, как это обычно и бывает со мной во всем.
Не стану сейчас рассказывать что есть «випассана» и с чем ее едят. Кому необходима справочная инфа, велкам в поисковые системы гугляндекс, там до меня уже столько инфы люди добрые накатали. Скажу вкратце: випассана – это практика с 25-вековой историей, первооткрывателем которой стал Готама Будда (ага, тот, самый, что под деровом родился, под деровом прожил, под ним же благополучно скончался в возрасте 80 лет), он же стал ее первым распространителем. Цель ретрита – увидеть реальность такой, какая она есть на самом деле. Есть три основы, три принципа на которых, как на трех китах, держится практика (мораль, правильное владение умом, чистый ум). Чистый ум – ум, лишенный загрязнений, ум, лишенный иллюзий и заблуждений. Реальность – она вообще крутая штука, просто ее мало, кто видит, мало, кто ей живет, и мало, кто ей правильно пользуется. Випассана помогает разглядеть настоящий момент. Чего мы все повторяем, как заведенные шарманки: «Лови момент!» «Живи настоящим!» «Наслаждайся мгновением!» «Здесь и сейчас!». А сами при этом большую часть своей жизни либо погружаемся в воспоминания, либо думаем о планах на будущее, сочиняем завтрашний день, мечты там всякие, живем иллюзиями, что все будет ОК, будет, one day, not now…. Короче говоря, Будда фишку просек и понял, как людям глаза разуть. Мало им говорить – «бла-бла-бла», «ловимоментживинастоящимнасл…..». Мало понять на интеллектуальном уровне. Надо, чтоб люди как-то почувствовали это с помощью собственных инструментов - тела и ума. ОЩУТИЛИ! ОПА! БУДДА такой БУДДА! Это он сказал – ощущай, детка, а не господин Вырыпаев.
В общем, дальше теория и все такое читайте где-нибудь в другом месте. А лучше не читайте ничего заранее. Как я! Все равно на ретрите все узнаете. Чего время зря терять.

День нулевой. В предвкушении ретрита.

В центральном офисе воздух дрожит. Здесь собрались люди из разных уголков мира: Япония, Китай, Корея, Индия, Тайланд, Непал, Польша, Бельгия, Германия, Украина, Чехия, США, Испания, Австралия… Здесь находится и представитель Российской Федерации – это я. Одна на всю Россию:)
Подхожу к регистрационному столу. Называю имя.
- Ваш номер - 65.
Выдают распечатку бланка, что я заполняла на сайте центра. Занимаю очередь. К учителю. Организация на высоте. Так много людей. Но никакого столпотворения, хауса, шума, недовольств. Шанти кругом. И легкое напряжение. Воздух точно наэлектризован сотнями мыслей сидящих в очереди к учителю. Все происходит быстро. Уже через 10 минут я сижу перед дяденькой, лицо которого мне симпатизирует. И голос. И вопросы простые, ясные.
- Вы говорите на английском?
- Да. Но надеюсь, мне не придется на нем говорить.
- Вам не придется. Но вы должны понимать учителя (курс ведется на хинди и английском).
- Я пойму, если речь чистая и точная.
- Все, что вам необходимо, чтоб пройти курс, просто слушать, что вам говорят и работать терпеливо и серьезно.
«Работайте терпеливо. Работайте серьезно. И вы обязательно достигните успеха» - в течение 10-ти дней это повторялось неоднократно, чаще, чем три раза на дню, гораздо чаще.
- Да, конечно, я буду работать.
- Дисциплину готовы держать?
- Разумеется!
- Хорошо. Можете идти.
Далее все мы садимся на подушки в зале и слушаем первую инструкцию. Внимание рассеянное. У кого-то вибрирует телефон. Кто-то перешептывается. Кто-то не может комфортно усесться и постоянно вертится. Отвлекаюсь на каждый шорох. Все, о чем говорит учитель, я уже прочла в брошюрке. Все понтятно. Чего повторять по сто раз, как тугодоходящим? Просто я пока не осознаю, что мы все по-настоящему туго доходим до простых требований.
- Исполняйте 5 принципов в течение этих 10 дней: не убивайте, не воруйте, не лгите ни себе, ни другим, никаких действий сексуального характера, сигареты, алкоголь, наркотики – нет. Сохраняйте тишину тела, речи и ума….
Тела. Речи. Ума.
Тела. Речи. Ума.
Тела. Речи. Ума.
Тишину ума? ТИШИНУ УМА??? Как-то об этом я особо не задумывалась, вписываясь в ретрит. Да и сейчас на вводной лекции особо на «тишину ума» не обращаю внимания.
После инструктажа порционно нас отвозят на газельках в медитационный центр випассаны, в Дармасшрингу (45 минут езды от Тамеля (Катманду), у подножья Гималаев).
Гляжу: поднимаемся медленно в гору… Горы. Красота. Благолепие. Жить здесь 10 дней. Да я в сказке очутилась после долгой дороги.
Сдаю паспорта, деньги, кредитные карты – правило безопасности (чтоб никто не украл из учеников). Все запечатывают в бумажные пакеты. Расписываемся. Мне, как гражданке России, не по себе. Паспорт отобрали. Хм… Но я обещала себе подчиняться дисциплине. Теку дальше.
Сдаю ноутбук, фотокамеру, ежедневник и все пишущие предметы, пачку сигарет. Кажется, все по списку.
Никто не проверяет тебя на честность. Не хочешь – не сдавай. Все под личную ответственность.
Мальчики налево. Девочки направо. Жизнь наша будет протекать на разных уровнях. В горах повыше – «кельи» мужские, пониже – женские. Пожилой немец помогает мне донести рюкзак до комнаты. Все предельно добры и вежливы. Персонал с ангельскими улыбками и лицами. Ищу подвох. Не нахожу.
Моя келья на десять суток – это кровать и вешалки для одежды, расположенные над «ложем». Все. О!!! Три одеяла – прекрасное дополнение. Ночью точно не замерзну. Говорят, температура опускается до нуля. Да спасет меня спальник и термобелье!
Не распаковывая рюкзак, иду обозревать территорию. Все, что есть у девочек в распоряжении это медитационный холл, пяточок земли в 146 шагов (проверяла ни раз, их ровно 146, обычных, естественных по размеру шагов), если идти строго по краю, не отклоняясь от него ни на градус. Далее – «место водопоя», кипяченая водичка в металлических цилиндрах, обеденный зал, душевые и туалетные комнаты. А кругом холмы, уходящие в поднебесную деревья, цветущие растения, грейпфрутовые сады. И агрессивные обезьянки. Кормить их не рекомендуется (одна как-то покормила – пришлось ее спасать, оружием выступил любимый спальник, а я потом прославилась среди медитирующих геройскими чертами, ох уж этот эгоцентризм, ни капли из меня не вытекло, может пару молекул испарилось на 10-ый день).
Общаюсь с девочкой с Украины. Она похоже на воробушка. Даже перья в волосах есть. Выглядит несчастной. Второй раз на випассане. Сердце разбитое.
- Знаешь, я ни в какую карму не верю. Но мне просто надо сейчас побыть наедине со своими мыслями, а еще тут так спокойно, безопасно, хочется безопасного места…
Еще немного ее мучаю вопросами, мол, насколько это сложно.
- Да просто ум придет в движение, в брожение. Увидишь. Хорошо, что в чистом виде решила попробовать, без книг, телефонов, писанины, в первый раз особенно хорошо. Сложно будет на второй и шестой день.
Вместе с ней иду на ужин. Дают кашу (сладкую и несладкую) и чай с молоком. Вкусно очень.
Потом строем идем в холл на очередную инструкцию. Сегодня можно еще разговаривать. Это нулевой день. С завтрашнего утра включается режим тишины. Но уже сегодня девицы особо не трещать. Все потихоньку погружаются в длительное, я бы даже сказала в вечное путешествие по закоулком своего умища. УМИЩА!
УМ… Голова… Раньше, я даже и представить себе не могла, что там настолько тесно от мыслей, что там живого места не найти: полки, полки, полки, а на них мысли, мысли, мысли, мыслища, мысленки, мыслинки, мыслюки, мыслянища. Когда только успела столько надумать! Голова до отказа набита ненужностями. Я их ненамеренно производила. Я ненамеренно открыла завод по производству безхозного продукта. Разве я желала, так засорить ум? Я… А кто я? Фуф. Завтра первый день. Может, ответ придет – кто я. Это же такой важный вопрос. А то все «я», «мне», «моя», «себя». Всю сознательную жизнь надуваю шар цвета и формы «Я». Никогда не лопнет. Не дождетесь. Засыпаю в каких-то сладких мечтах о переменах, перерождение: «Выйду отсюда. И начну новую жизнь. Книгу писать. Книгу пи…»

День первый. Без настоящего.

4 утра. Бьет гонг. Это похоже на звук «бэаууоомммммм», повторяющийся иногда от трех до шести раз (так и не поняла от чего зависит количество ударов, видно, от настроения «звоноря»).
«Где я? Оу… Випассана. Чертовский дубак. Чо так мерзко? Блин, холодно же! Блин, как холодно. Вода из-под крана – колючий лед. Зубы свело. Успокоиться! Мысли позитивно. Я говорю – позитивно. Черт, я замерзла. Ненавижу холод. Хочу на Гоа. Там так было замечательно. Как там было чудесно»
Уплываю в воспоминания. Не ловлю себя на этом. Просто уплываю. Одновременно одеваясь на первую двухчасовую медитацию. Становлюсь капустой: одежда слой за слоем прогревается и делается более или менее уютно. Беру спальник и по темноте бреду до холла вместе с десятками съежившихся теней, замотанных в шали, платки, куртки, шарфы, простыни, спальники и даже махровые полотенца.
«Чо лица-то такие похоронные?! Чешку вообще прибила жизнь. Кирпича просит. Суровая такая. Какие все жалкие. Неужели на мне надета сейчас точно такая же жалкая физиономия. О бедняжки…»
Это текут мысли перед началом медитации.
Слева усаживаюстя мужчины. Справа мы.
«Он прикольный. Откуда интересно? (об одном из учеников курса). Наверное, из Ирландии. Хотелось бы чтоб он был из Ирландии. И обязательно играл на гитаре, как С. После медитации обязательно с ним познакомимся. «Ты откуда?» «Ирландия» «Оу, здорово. Мак Донах. Любишь Мак Донаха?» «Семь писхопатов», «Залечь на дно в Брюге» - да прикольный чувак»….
А дальше мы уже вместе лезем в горы, и он мне делает предложение на высоте в шесть тысяч метров. Я плачу. А он все это снимает на камеру. Потом наша случайная короткометражка набирает миллиард лайков на ютьюбе. Мы становимся знаменитой парой. Он везет меня в Ирландию Обучает игре на гитаре. И теперь мы группа. Популярная во всем мире. И С. видит меня по телеку, не верит глазам своим…. Это бесконечная фантазия на полтора часа. Я прослушала, что там надо делать в медитации. Просто сижу и мечтаю. А потом жду, когда, наконец, закончится эта мука. Ноги затекли и заледенели. Уже посидела в во всех позах: «русалочка, хвост справа», «русалочка, хвост слева», «маленький будда», «жопа на пяточках», «чело на полу», «маленький будда ссутулил плечи», «маленький будда выпрямляется и снова скукоживается», «я на всех обиделась» (это когда с головой накрываешься пледом, обнимаешь колени, голову кладешь на них), «маленький будда наоборот» (когда ноги не скрещиваешь, а наоборот, направляешь носки в разные стороны). Кажется, весь мой репертуар «медитационных поз»… Звучит голос Гоенки. Голос цыганский, отличный тембр. Но мне представляется в доску пьяный цыган, который сидит с пустым граненым стаканом и полузакатившимися глазами и из последних сил выдавливает «Мангалла».
Гонг! «бэаууоомммммм»!!!
«Еда. Скорее-скорее. Как голодно. Надо поесть быстро-быстро. Тогда останется целый час на сон. Кровать. Три одеяла. Спать. Счастье. Тепло…»
Выстраиваемся в очередь. Подносим тералки обслуживающему персоналу.
«Странно. Спасибо даже не сказать. Так можно и невеждой за десять дней прослыть. Интересно, это волонтеры? За так пашут?… Интересно, они просветились? Как же бесит меня эта китайка! Всю медитацию попой к верху просидела. Очень приятно. Блеск!..»
Ем, не замечаю, что ем, как ем. В думах.
Сплю с 7 до 8 утра.
«бэаууоомммммм»!!!
Сейчас я не люблю этот звук. Он вытягивает меня из тепла, из приятного сна. Мне было там так хорошо. Снился мотоцикл и С., много солнца, и сплошные радости.
Включают снова голос Гоенка. Говорит насчет дыхания. Опять не вслушиваюсь. С 8 до 9 витаю в облаках, продолжая додумывать несуществующие лавстори.
«Это и есть медитации? Сидеть и ничего не делать?... Я так не играю. Скучно….»
Гонг. 5 минут перерыв. Туалет. Водопой. Три круга по пяточку (146 шагов умноженных на три раза).
Два часа медитации. Но уже без учителей. Они ушли. Оставили нас наедине с собой. Весь арсенал поз испробован. Мечт еще предостаточно. Хватит на все 10 дней.
Гонг. Обед. Еще не проголодалась. Но ем с удовольствием. Кормят волшебно. Очень вкусно. Иду за добавкой.
С 11-30 до 13-00 я снова под тремя одеялами. Это свободное время. Куда его тратят? Потом узнаю: на постригание ногтей, помывку, стирку, чистку зубов, лежание на траве и каменых лавках, расчесывание индийский волос. Но я трачу на сон. В кровати, в спальнике чувствую себя, как дома, в безопасности, тишине, покое, мечты тут рождаются выпуклые, розовые, мягкие, пушистые, как котятки. Ути-пути. Спим.
«Бэаууоомммммм»…
С 13-00 полтора часа снова медитация без учителей с финальными мантрами в исполнении Гоенки.
«Бэаууоомммммм»…
5 минут брейк. Туалет. Водопой. Три кругам по пяточку.
«Бэаууоомммммм»…
14-30-15-30 – групповая медитация (это когда нельзя менять позу). Все вошкаются. И я не исключение. Мечты неиссякаемые. Прекрасные.
«Бэаууоомммммм»…
5 минут брейк. Туалет. Водопой. Три кругам по пяточку.
«Бэаууоомммммм»…
15-30 – 17-00 - полтора часа снова медитация без учителей с финальными мантрами в исполнении Гоенки. Это уже просто адски долго. Где гонг? Гооооонг…. Гоооооооооооооооооооонг!!!!!!! Уснул он там что ли??? Разбудите его!!!
«Бэаууоомммммм»…
Ужин. Хлопья, две дольки яблока и подобие банана (корнюшончик эдакий). И чай с молоком. Кладу три ложки сахара.
«Какая я жадина. Ну и что. Я люблю сладкий чай. Чо она на меня так посмотрела. Блин. Наверное, только одну можно ложку класть. Да ладно, Юля, забей. Ок, забила…»
Дубак крепчает. Холодно. Сопливость становится массовой. А мне везет. Я заранее переболела. Здоровье – кремень.
С 17-30 до 18-00 гуляю по пяточку. Надоело спать. Смотрю на закат – солнце прячется за краюшку холма. Благодать.
«Бэаууоомммммм»…
Да что б тебя!!! Как в зал, да-к он вовремя, как из зала – не дождешься.
18-00 – 19-00 – групповая медитация. Придумываю новую позу - «маленький будда, смотрящий в потолок» (закидываешь голову и дремлешь).
5 минут брейк. Туалет. Водопой. Три круга по пяточку.
19-00 – 20-45…. Дискурс….
Я прошу помощника учителя поставить мне дискурс на русском, если есть. Есть! Меня ведут в отдельную комнатку. И врубают проигрываетль. И тут, с этого самого момента все меняется. Я слушаю потрясную вводную лекцию от Гоенки. Первая вечерняя беседа. Понимаю, что весь день занималась херней, день прошел зря. Надо было дышать и наблюдать дыхание, весь день. И не думать ни о чем.
- Мысли то в прошлом, то в будущем….
«Откуда он знает?»
- Вы никогда не находитесь в настоящем…
«Ни разу сегодня не находилось…. Кажется, никогда. И вчера была в позавчера или в послезавтра. Точно…..»
- Наблюдайте дыхание. И все. Просто наблюдайте дыхание.
Я вдохновляюсь не по-детски. Гоенка рассказывает про связь ума и материи. Никакой религиозной хрени. Все вполне научно объяснимо. Логично. Ясно. Просто. Понятно. Наблюдай дыхание. Ощущения в области ноздрей и под. Наблюдай.
Не стану пересказывать лекцию. Я тут не за этим. Я тут за другим.
Пришло вдохновение.
Все последующие дни, каждый вечер я подзаряжалась за счет лекций и день ото дня моя медитация превращалась действительно в медитацию.

Со второго по пятый день. Извержение ума.

«Внутри – пиздец. Снаружи – космическая тишина».
Второй день. Ум вступает в борьбу с самим собой. Легко сказать – сконцентрируйте внимание на дыхании. Без визуализаций. Без вербализаций. То есть не то, что нельзя мантры про себя читать или воображать образ какого-нибудь божества (мне это даже в голову не приходит делать, хотя Гоенка на лекциях акцентирует внимание именно на запрете создавать в воображении образ Будды, Кришны, Иисуса и иже с ними, а также мысленно произносить «Омммм»). Нельзя произносить слова типа «вдох-выдох», «раз-два» и что-то подобное... Или представлять, что на кончике носа сидит маленькая Юля и наблюдает за тем, как холодный воздух входит в ноздри, сушит слизистую, а затем выходит более теплым и оставляет незаметный след над верхней губой. Блин, это маленькая Юля то и дело оказывалается на носу. Я ее прогоняю. А она снова там появляется. Как только мне надоедает бороться с этой навязчивой девочкой, я снова погружаюсь в водоворот мыслей. Три минуты – в голове ваккуам, остальное время в уме появляется лодка, она плывет сначала по узенькой речке мыслей, которая впадает в море, потом в океан, а потом – на меня обрушивается Ниагарский водопад мыслей.
Третий день. Голова вдруг сделалась огромной, не влазит в здание медитационного холла. Ее раздуло. Тело по прежнему сидит в неподвижной позе лотоса. А голова надувается…надувается…надувается. Далее в собственном воображение я подхожу к голове и втыкаю в нее иголочку БАХХХХХ! Блииииин, ее разорвало на мелкие частички. Мозги лежат повсюду. А все остальные, как медитировали, так и медитируют. Не замечают, что у них на лицах лежат куски моего серого вещества, стекают по щекам, болтаются на волосах. Эй! Люди.
В этот же третий день я испытываю желание на одной из часовой медитаций встать и заорать во всю глотку. Нет, не заорать. Заверещать. Чтоб, наконец, оборвать зловещую тишину.
Четвертый день. Гоенка говорит «С этого дня начинается випассана. Теперь вы должны наблюдать за ощущениями в теле. Двигайтесь от макушки к ногам и просто наблюдайте. Не реагируйте. Боль. Ок. Боль – наблюдайте. Приятные вибрации? Ок. Просто наблюдайте. И держите в голове – аничча – и это пройдет, и другое пройдет. Все пройдет» И в жизни так. Сегодня есть у тебя электронная книжка, дорога, и возлюбленный, которого ты крепко обнимаешь, сидя на Энфилде. Не реагируй. Просто наблюдай за ощущения в теле. Завтра ничего этого не будет. Больно? Не реагируй. Просто наблюдай. Так тело становится – исследуемым объектом. Ты сидишь и препарируешь ощущения, никак не отвечая на боль или приятности. Оттачиваешь ум и чистишь его от заблуждений. Хрена ли страдать, если все пройдет. Рано или поздно. Аничча – закон непостоянства. Все непрерывно меняется вокруг. Тело состоит из множества субатомов, они делятся, множатся и меняют твои внутренности. Сейчас моя нога затекла и хочется сменить позу. Нихрена. Не буду. Посмотрим, что будет дальше. Я ее больше не чувствую. Боль прошла. А что дальше? Снова адская боль. А дальше - снова ничего нет.
Пятый день. На вечерней часовой медитации мое тело исчезает. Я реально его не ощущаю вообще. Оно полностью растворяется в воздухе. Кажется, если кто-нибудь, подойдет и легоньк подтолкнет меня – взлечу. Невысоко, а так, чуть-чуть оторвавшись от земли. В своих снах я летала чаще всего очень низко над землей. Мысли прочь! Хрена-с два. 30 секунд примерно я ощущаю полет. А потом мой ум говорит: «Бляяяяя, ты же летишь». И все конец. Полет окончен. Заткнуть мыслительный процесс нереально. Прошлое так и лезет, изливается изнутри. Какого черта! Я совсем малехонькая сижу на санках. Меня везут в садик. Фу, колючее платье надевают, чтоб сфоткать. Вывожу себя из прошлого. Черт! Снова фантазии. Сижу под яблоней с Буддой (в образе Киано Ривза) и ем яблоки. При этом мы ржем, как кони. Накуренные как будто. Начинаю смеяться в голос и не могу остановиться. В тишине медитационной залы звучит мой радостный смех, а по всему телу разливается нега. И это пройдет! Следующая фантазия. Беру тряпку грязную прегрязную. Это типа ум. Жирные пятна въелись в волокна. Нет у меня стиральной машинки. Нет волшебного порошка и мыла. Есть вода ледяная, камни, солнце и воздух. Нагреваю воду на солнце. Стираю тряпку на руках. Тру ее о камни. Белая. Карсивая. Сушится на воздухе. Следующее видение. С. сидит и тоже медитирует в випассане. А потом встает и говорит: «Да нахуй оно мне надо! Только время зря теряю» И мой ум повторяет за ним: «Только время зря теряю». Достигаю ваккуама. Только бы ум не взболтнул чего-нибуль. Молчит. Тихо. И вдруг индуска начинает кряхтеть и кашлять позади меня. И нет-нет, да кто-нибудь нарушит тишину – пернет, или рыгнет, или икнет, или откашляется, или высморкается. Молчааааааааааать! И это пройдет. Снова ваккуум. О-о-о-о…. Держи его… Не упусти. Я снова хочу дойти до свободных вибраций по всем телу, будто тепленькой водичкой с головы до ног обливают, будто лежишь в слоях теплого океана, будто в космосе, в невесомости. И это пройдет. Но прежде, чем оно пройдет оно должно наступить. Никаких влечений. Никакий отвращений. Все пройдет. И в этот ваккуум в голове выстреливает строчка из песни: «Такая в сущности смешная вышла жизнь. Хотя что может быть счастливее, чем сидеть на облаке и, свесив ножки вниз, друг друга называть по имени». Наблюдаю: в носу защипала и стало жарко. Закололо в области слезных желез и прошла вибрация по волосяному покрову головы. Затем две слезы, огромных, размером с перепелинные яйца выкатываются из слезных желез. На щеках остаются влажные тропинки. Сохнут. Сохнут. Прохладные тропинки. Наблюдаю. Но к чему это? Блин! Чо за херня? Почему строчка из песни «Машины времени» вдруг вытащила две слезы из меня. Понимю, если б вспомнила что-нибудь важное, тоскливое, например, как бабушка лежит в гробу. Или что-то подобное. Нет, блин, песня! Глупая и наивная!
В конце пятого дня случается идея. После которой я бегаю по пятачку и все время улыбаюсь. Это вывоводит из транса «душевнобольных» (мне часто представляется, что мы все - сумасшедшие, которые не опасны для общества и идут на поправку, а еще, кажется, что я попала случайно в дом для престарелых, доживаю свой век, прошлое вспоминаю). Со своей идеей я всех взбудоражила. Нет. Я не разговариваю. Я просто активно нарезаю круги и улыбаюсь во весь рот, испытвая энергетический прилив. Пойду гору сверну. Пойду и сверну. Прямо сейчас. И это пройдет. Проходит.

С шестого по десятый день. Космические полеты.

Шестой день. Позади половина курса. Гоенка говорит, что самыми сложными становятся второй и шестой дни. Ничего подобного. В каждом из прожитых мною дней есть часы, когда ты отдаешься практике полностью, работаешь на чистом вдохновении, достигаешь высоких ощущений в теле, ум активно наблюдает и препарирует каждое ощущение: грубое, тонкое, почти неуловимое, яркое, приятное, неприятное. И есть часы, когда ты мысленно посылаешь всех и всё к черту. Кажется, вот-вот вскочишь и помчишься со всех ног собирать рюкзак. Сбежать! Сбежать! Заняться делом, наконец! Сколько можно сидеть и ощущать? Но с шестого дня мои мысли приобретают весьма конкретный характер. Вчера мне пришла в голову идеальная идея. По поводу книги. Теперь я знаю, как композиционно выстроить каждую из ее частей. Я знаю, как сделать свежую подачу материала, изъезженного и протертого до дыр, но высвеченного через мой личный микроскоп. На каждой медитации стараюсь не думать о книге - ничего не выходит. Хватает на 5-15 минут сотворить в уме ваккуум. Затем мозг активничает и развивает идею. Ничего не поделаешь. Надо расслабиться. И отдаться течению. Наблюдаю. За ощущениями и течением мыслей, перетеканием одной в другие, их слиянием, их обрывистостью, их объемностью, их логикой, нелогичностью. Наблюдаю. Просто наблюдаю.
Работайте усердно. Работайте серьезно. Работайте терпеливо.
С шестого дня приходит и усердие, и серьезность, и терпеливость. Во многом помогают вечерние лекции Гоенки. Я делаю вывод: «Не удастся навести стопроцентную чистоту в уме, так хотя бы отточу концентрацию, сделаю ум более острым, сосредоточенным на одном участке. Если не удастся стать просветленной (да и нет у меня такой цели, в монашки не уйду, а мирская жизнь не позволит тратить такое количество времени на работу с умом), так хотя бы смогу повысить чувствительность каждого из шести чувств. На ужин вкус яблока становится необычайно ярким. Появляется желание смаковать вкус. Птицы, на все лады разрывающие тишину центра своим переливчатым пением, становятся тоже объектом наблюдения для слуха. Кажется, учусь шевелить ушами. Левым ухом. Правым ухом. Мысли то проясняются, то вновь покрываются жирной пылью. С ними еще работать и работать. Все течет. Все изменяется. Аничча. И это пройдет.
«В следующий раз на Гоа приду к Мариусу и Марье и попрошу выколоть на щиколотке браслет с надписью «И это пройдет». Память человеческая – штука вздорная. Сегодня помнит-принимает. Завтра забывает-отвергает. А так у меня будет часть тела, которая возьмет на себя обязанности секретаря, станет напоминать о непостоянстве всего сущего.

Седьмой день. Анализирую всё, что когда-либо слышала о страдальцах, отшельниках, людях, отказавшихся от комфорта, отрекшихся от мира вещей и нацеленных на просветление.
«Яснее ясного. Иисус Христос тоже научился исследовать свои ощущения. Он забыл о боли. Он принял ее и перестал испытывать. Потому, прикованный к кресту, он улыбался и говорил людям «Не ведают, что творят». Ему не было больно. Он избавился от страданий навсегда. Да это же как носить туфли не по размеру весь день. А к вечеру испытать блаженство. Но не привыкать ни к тесноте обуви, ни к свободе избавления от нее. Просто принимать, как есть». Жизнь есть страдание. Но страдать необязательно, ибо боль проходит. Жизнь порой осчастливливает моментами блаженства. Но не стоит пылать привязанностью к блаженству, ибо и ему суждено однажды оборваться».
День серьезной медитации. Несколько раз растворяю тело за день. Избавляюсь от материи, образую ментальный ваккуум. Пребываю в воздухе в виде волн. Крутые ощущения. Но и это пройдет.
Восьмой день. Из медитационного зала исчезло уже семь девиц и трое парней. Как можно под конец все бросить? Нет, я себе не позволю. Просто потому что, оборвав курс сейчас, уже никогда не пойму момента избавления от дисциплины центра, от правил, от данной возможности говорить. Работаю терпеливо. Работаю серьезно. Работаю настойчиво.
Девятый день. Последний день для серьезной медитации, - предупреждает голос Гоенки. Это настраивает на нужный лад. Уже совсем скоро конец. Достаточно сделать усилие, рывок… И я делаю.
В обед не получается себя собрать. Разваливаюсь на куски. Не медитирую. Разглядываю внимательно всех студентов курса. Возраст у них самый разный: от 16-ти и до 80-ти лет. Восхищаюсь стариками. Мое молодое тело испытывает неприятные ощущения, больно ему…. Но каково старикам? У них больные суставы… Каково им высидеть, не шелохнувшись три часа медитации (именно групповые медитации необходимо проходить от первой секунды до гонга без единого движения).
Дыхание ровное, поверхностное. Порой кажется не дышу – просто кислород разливается по всему телу. Он есть. Он не входит и выходит. Он замер. Мир замер. Вечность становится осязаемой.
Теперь надо наблюдать ощущения не только во время медитаций, но и в перерывах. Даже ночью. В ночь с девятого на десятый день по телу разливается волнение, в виде вибраций то на спине, то в области груди, то по плечам пройдет ток, то мизинец вздоргнет, то веки задрожат. Это становится любопытным предметом исследования. Завтра все кончится. Отменят тишину. Что будет? Неважно. То, что будет, тоже пройдет. Сон чуткий. Прихожу к мысли, что теперь можно заняться осознанными сновидениями. По крайней мере, стало ясно, как это работает.

Десятый день. На утренней медитации молчание. Завтрак. Час на сон. Групповая медитация. И вот, наконец,
- Вы можете разговаривать. Но не шумите. Не пойте. Никакого телесного контакта. Особенно это касается мужчин и женщин.
А дальше мне трудно найти слова для описания момента снятия запрета на тишину. Центр защебетал. Столько улыбок, столько горящих глаз, столько радости. Ею захлебываются, в ней купаются. Звучит речь на всех языках мира. Хочется всех обнять, расцеловать. Почему эти люди, с которыми в течение всего курса ты не обменялся ни словом, вдруг стали такими родными. Как я люблю китайку, что все девять дней просидела попой кверху. Как я люблю индуску, постоянно кряхтящую за моей спиной. Как я люблю непальских бабушек и розовощекую полячку, и чешку, лицо которой разгладилось от суровости, стало ровным, по-детски наивным, как я люблю воробушка с Украины по имени Оля. Все перерывы мы проводим вместе, взахлеб рассказываем друг другу о своих ощущениях и переживаниях во время медитации. Пятачок наполнен солнечным светом. Цветы колышутся от звенящих интернациональных голосов.
Разрешено забрать камеру. Я бегу к офису со всех ног. И начинается охота за счастливыми лицами. Этот момент радости останется навсегда в памяти. Ощущения пройдут. Но они останутся в памяти тела. Главное, не завлечься ими. А то можно стать фанаткой випассаны. И вместо пользы получить регресс.
На последних медитациях разучиваем новую технику. Она смешная. И уже ненаучная. Основана на внушении. «Всем добра, любви, счастья, радости» - повторяешь эту мысль и продолжаешь наблюдать за ощущениями в теле. Легкой вибрацией наполняется весь медитационный холл, весь центр, весь Катманду, весь Непал, вся Азия, весь мир, вся Вселенная. Но. И это пройдет.
Не искушайся радостью в членах, ибо уже завтра их может свести судорогой.



P.S. Всё, что описано в стате – личные переживания. Разве можно описать ощущения? Их можно только испытать. Но я старалась.
Будьте счастливы.

Король

- Король, позвольте сказать! Из-за ваших принципов умирают люди!
- Что мне до них? Чего волноваться? Завтра появятся новые члены и груди.
- Король, позвольте сказать! Из-за ваших принципов океан превращается в мусоропровод!
- Что до него мне? Нет, для волнений и этот нюанс не повод.
- Король, позвольте сказать! Из-за ваших принципов вчера один нищий схватился за нож и пошел на убийство!
- Что тут такого? Убьет он кого-то, посадят, раскается быстро.
- Король, позвольте сказать! Из-за ваших принципов я вытащу сердце из вашей ребер!
- Позвольте… минутку… а как же ваш принцип – быть милосердным и добрым?..

Маленькие подвиги

За все время пребывания в Индии, я так и не научилась медитировать, хотя попытки были. Ни разу даже не подступилась к йогам, хотя частенько останавливалась рядом с группой на пляжу, пребывающей в экзотических позах. "Вот это тела!" - думала я. И шла дальше. В общем-то я тут занималась всем, но только не развитием собственного тела и души.

А сегодня проснулась и дала себе с утра установку - держать спину прямо. Всю жизнь сутулюсь. Замечаю это только, когда вижу себя на видео.

Впереди (если я вдруг в последний момент не откажусь), ждет меня нехилое испытание десятидневной молчанкой, випассаной. Друг Илюха отговаривает: "Просветленные суррогаты - это хуже некуда. Лучше закинуться таблеточкой ЛСД, кайфануть, потом разочароваться и искать что-то более настоящее. А "закинуться випассаной", кайфануть, а потом разочароваться в одной из самых сильных буддийских техник - не есть предел совершенства. Жалко будет, если ты разочаруешься в хорошей практике. К ней надо идти годами, иногда и 20-ти лет мало". Я, разумеется, прислушиваюсь к советам старших и опытных. Однако, где-то вычитала, что как раз люди, которые нихрена в этом не смыслят и попадают на випассану, проходят ее легче. Потому что делают все, как надо, как мастер велит, а не рассуждают так, мол, я уже это познал, это мы уже проходили, такой я сякой просветленный и крутой. Так что тут мне решать - молчать или не молчать.

А пока я просто буду держать спину прямо. Это тоже, оказывается, не просто с непривычки.

Побег в Индию. Part II (2)

День первый. «Ночевать будем в джунглях»

Едем в Мапусу за шлемами и автозарядками. Настроение скачет по всей шкале. Вроде мечта сбывается - я снова в дороге, а душа все время не на месте. Музыка в ушах не спасает от назойливого беспокойства. Объяснимо: Саша без пяти минут научился водить мот и его неуверенность передается мне, особенно если поворот слишком крут и нас выносит почти на встречку. Ягодицы поджала, музыку погромче и думаю лишь об одном: да помогут нам все индийские боги выжить на дороге, а с остальным мы справимся и без них.
Саша сосредоточен на асфальтированном серпантине, щурится от ветра и пыли. Я же скрещиваю пальцы обеих рук и стараюсь быть прилежным пассажиром, а не бездыханным рюкзаком - балансирую, чтоб облегчить вождение. Впереди несутся Леша и Даша. Алексей время от времени поглядывает на нас, ухмыляется порой, когда видит, с какими лицами мы с Сашей обгоняем грузовики...

Read more...Collapse )

Побег в Индию. Part II. (1)

Обратная сторона Гоа или индийское кайфожорство под сенью разлапистых пальм; любовь с первого «джоинта»; эпическая история о двух железных конях в поле замысловатой мототорговли в стиле «tomorrow, may be tomorrow»; погружение в настоящую Индию; священный город Хампи и обезьянье племя; предательский жест и рука дружбы на пути в Читрадургу – обо всем этом и о том, как Индия не только просветляет, но и перемалывает слабаков в «божественном мясорубке», читайте в дневниковых заметках Юлии Чайкиной, корреспондента «Cher Ami», путешествующего по Азии.

Read more...Collapse )

Я не люблю тупых собак и деревенских куриц

Я не люблю тупых собак и деревенских куриц,
И не люблю шагать один средь темных улиц.
Когда собачья свора скалит зубы,
Я думаю: какие б вышли шубы,
Из их всклоченной грязной шкуры -
Дурацкие и в пятнах темно-бурых.
Из куриц - сочных вижу табаков.
Вот я каков. А ты каков?

Правдивая история о несчастном художнике

Мой друг, художник и поэт,
Прислал мне мессидж тошный:
В нем сообщалось: «Кот Брюнет,
В ВК имеет фрэндов больше,
Чем он, засравший стенку густо,
Цитатами из Заратустры».
Отчаянием отягощенный
Заспамил он кота.
С утра глядит в экран смущенно:
О, беспощадна месть!
Все есть!
И лишь Брюнета нет.
Поставлен блок.
Убог поэт.
А кот
И в ус не дует,
В ютьюбе его ролик нынче рулит.
И друг, как был никем на лайкан,
Так и останется на век.
Несчастный человек,
Пройдет и это. А пока:
Арбайтен.

Эксмаксималисткам

Мир стал узок,
Слишком близок,
Давят стены сверху-снизу.
Из своих цветастых блузок,
Мона Светы Мона Лизы
Выросли…

Осутулились их плечи,
Ночи звездные не лечат,
Потеряв свою беспечность,
В бурном плаче,
В ярком скетче,
Выцвели.

Где же вы, максималистки?
Побросали рано блестки,
И от слов, когда-то хлестких,
Лишь словечек мелких горстки -
Мегабайтовые версты.
Вместо мышц – сухие кости.
Нате! Высохли.

Индия, 2014